ЗАМЕСТИТЕЛЬНАЯ ЖЕРТВА БОГУ И ОПРАВДАНИЕ

Ф. Лерой Форлайнс

ЗАМЕСТИТЕЛЬНАЯ ЖЕРТВА БОГУ И ОПРАВДАНИЕ

Скачать WinZip (Word 97)

 

Из всех событий, связанных с жизнью Христа, включая Его рождение, жизнь, воскресение и второе пришествие, самым главным является Его смерть. Другие события жизни Христа важны и сами по себе, и в их отношении к Его смерти, но сама смерть Христова остается самым важным событием, потому что без заместительной жертвы Богу не было бы прощения грехов. Тогда не было бы христианства. Конечно, смерть Христова стала возможна именно благодаря тому, что Он был рожден; но именно смерть наполнила смыслом Его рождение. Воскресение позволило использовать заслугу смерти Христа, но именно Его смерть наполнила смыслом Его воскресение и сделала Искупителем Того, Кто был возвращен к жизни.

Чрезвычайно важно, чтобы мы обладали стройным учением о заместительной жертве (atonement) Богу. Изучение этого вопроса — дело всей личности, а не одного лишь разума. Хотя учению о заместительной жертве свойственна удивительная логичность, здесь требуется не просто рациональное восприятие, а гораздо больше: это учение должно завладеть сердцем человека. Ничто не проясняет в такой степени значения святости и греха, как это искупление, задуманное Богом, чтобы мы получили прощение. Адекватное понимание заместительной жертвы — залог основательности наших богословских занятий в целом. Любая система этики, если она не опирается на серьезное отношение к греху и на понимание святости и любви Божией, проявившихся в истории искупления, будет абсолютно несостоятельной. Любое представление о благодати, если оно не опирается на понимание греха, святости и высокую оценку закона, проявленную в искуплении, будет бессодержательным, узким и противоречивым.

Одного только утверждения, что Иисус умер ради спасения грешников, еще недостаточно. Это утверждение необходимо осмыслить хотя бы в его основном значении, прежде чем оно станет Благой Вестью. Такое утверждение может быть сделано и либералом, и фундаменталистом, но каждый из них будет трактовать его по-своему, потому что у них абсолютно разные взгляды на авторитет Писания. Приступая к изучению вопроса о заместительной жертве Богу и оправдании, мы должны сознавать всю серьезность нашей задачи.

I
Теория удовлетворения

А. Основные предпосылки

Теория удовлетворения опирается на пять основных предпосылок. 1) Бог — верховный Владыка. 2) Бог свят. 3) Человек грешен. 4) Бог любит нас. 5) Бог мудр. Развитие внутренних принципов, лежащих в основе этих положений, приводит нас к пониманию необходимости и возможности заместительной жертвы Богу и природы этой заместительной жертвы. Чтобы не попасть в ловушку и не отступить от личностной трактовки в пользу механической, важно не упускать из виду, что заместительная жертва была предназначена для того, чтобы уладить межличностный конфликт — между Богом и человеком. Мы должны рассматривать владычество Бога как личное управление миром, осуществляемое мыслящим, чувствующим и действующим существом. Бог может чувствовать радость, удовольствие, горе или же праведный гнев. Лишать Бога способности чувствовать значит отрицать цельность Его личности. Г.К.Тиссен пишет:

Философы часто отрицают, что Бог способен чувствовать, утверждая, что чувство предполагает пассивность и подверженность внешним впечатлениям, а это несовместимо с положением о неизменности Бога. Но неизменность не означает неподвижность. Истинная любовь немыслима без чувства, и если бы Бог не чувствовал, то не было бы и любви Божией. (Henry Clarence Thiessen, Introductory Lectures In Systematic Theology, Grand Rapids: William B.Eerdmans Publishing Company, 1949, p.131.)

Святость — это не абстрактный принцип, а свойство личности. И это не просто свойство, это опыт божественного личностного бытия. Она порождает принципы и установки, которыми оперирует Бог как личностное существо. То, что было сказано о святости, относится также к любви и мудрости — это тоже опыт личностного бытия Бога.

Человек является личностью. Грех — это опыт человеческой личности в конфликте с личностным Богом. Заместительная жертва задумана для того, чтобы разрешить этот конфликт и послужить основанием для восстановления святости как практики человеческой личности.

Б. Почему заместительная жертва была необходима

Необходимость заместительной жертвы проистекает из первых трех выше перечисленных предпосылок. Господь Бог — Законодатель и Судья мира, и это делает человека подотчетным Богу. Бог не может отказаться от обязанности быть Судьей, а человек не может уйти от ответственности перед Богом — Верховным Судьей Вселенной.

Если бы со стороны Бога не было ответственности, а со стороны человека — подотчетности, то заместительная жертва была бы ни к чему. Эти отношения между Богом и человеком неразрывно связаны с сущностью дела. Но установление отношений типа «истец — ответчик» еще не объясняет необходимости заместительной жертвы. Эта необходимость основана на святости природы Божией. Именно святость Того, Кто является и Владыкой, и Законодателем, и Судьей, обуславливает необходимость заместительной жертвы, которая должна была разрешить конфликт между человеком и Богом, давивший на человека грузом осуждения.

Начиная с первого осуждения греха в Быт. 2:17 и кончая «великим белым престолом» суда в Отк. 20:11-15, Библия постоянно напоминает нам о Божией нетерпимости ко греху. Кульминацией этого мне представляется вечное проклятие грешникам (Мф. 25:45; Мк. 9:43-48; Рим. 6:23; Отк. 21:8).

Почему грех влечет за собой столь ужасную кару? Никакой мотив выгоды ни в коей мере не мог бы оправдать такие жесткие меры со стороны Бога. Причина в их абсолютной необходимости. Всему человеческому существу отвратительна сама мысль о том, что Бог может применять такую жестокую меру, как вечное осуждение, не будучи принуждаем к этому абсолютной необходимостью, вытекающей из Его природы. Наше доверие убеждает нас, что Бог не пошел бы на это, если бы это не было необходимо.

Закон Божий происходит из природы Божией и является ее выражением. Чтобы святость была святостью, ей нужно не только отличаться от греха, но и быть нетерпимой ко греху. Эта нетерпимость выражается в наказании за нарушение нравственного закона Божия. Как пишет Басуэлл, «наказание за все, что нарушает закон Божий или противоречит Его святости, — это логическое следствие и необходимый результат святости Бога. Если Бог свят, то это должно означать, что Он будет защищать Свою святость от всякого греха и искажения, которые будут ей противостоять». (Sanies Oliver Buswell, Jr., A Systematic Theology of The Christian Religion, volume 2; 2 volumes, Grand Rapids: Zondervan Publishing House, 1962, p.114.)

Святой Закон Божий грозит карой тому, кто его преступит. Задача божественного правосудия в том, чтобы осуществлять наказание виновных, тем самым утверждая святость Бога. Божественное правосудие не допустит попыток ни отклонить, ни уменьшить наказание за нарушение закона Божия. Прощение греха возможно только путем полного удовлетворения правосудия Божиего через исполнение наказания.

В Рим. 3:26 написано, что замысел умилостивительной жертвы состоял в том, чтобы, не нарушая правосудия Божия, Бог мог оправдать грешника, приходящего к Нему через веру в Иисуса. Из этого следует, что оправдание без заместительной жертвы сделало бы правосудие Божие компромиссным, чего, конечно, не может быть. Ясно, что в этом стихе Павел подразумевает, что Божий суд сначала требует заместительной жертвы, и лишь потом возможно прощение.

Наше представление о необходимости заместительной жертвы и о ее природе следует из абсолютной необходимости наказания за грех, которая проистекает из святости Божией.

В. Природа заместительной жертвы

Греховный человек находится в таком состоянии, из которого ему своими силами не выйти. Он находится под проклятием вечной смерти. Правосудие Божие требует, чтобы наказание было исполнено, и ничто меньшее его не удовлетворяет.

Я, конечно, не думаю, чтобы совет, подобный тому, что я сейчас опишу, действительно имел место, но эта иллюстрация верно отражает действие основных принципов. Правосудие Божие требовало, чтобы осуществилось наказание за грех. Любовь Божия стремилась спасти человека, но должна была подчиняться правосудию Божию. Мудрость Божия предложила план, который мог удовлетворить и святость, и любовь. Через Боговоплощение и заместительную смерть Христа любовь могла осуществить свое желание спасти человека, а святость — осуществить свое требование, чтобы грех был наказан.

У заместительной жертвы есть два аспекта: I) пассивное послушание и 2) активное послушание. Пассивное послушание проявилось в смерти Христа. За наши грехи Он предал Себя гневу Божию. Обычно в центре обсуждения оказывается это пассивное послушание, поскольку через него осуществилось искупление нашего греха. Но целостное представление о заместительной жертве Богу охватывает также праведную жизнь, которую прожил за нас Христос и в которой проявилось Его активное послушание.

Каковы были последствия пассивного послушания Христа? Об основных его принципах Библия говорит совершенно ясно: «Господь возложил на Него грехи всех нас» (Ис. 53:6). В 1 Пет. 2:24 написано: «Он грехи наши Сам вознес телом Своим на древо». В Гал. 3:13 сказано: «Христос искупил нас от клятвы закона, сделавшись за нас клятвою», и, наконец, во 2 Кор. 5:21: «Ибо не знавшего греха Он сделал для нас жертвою за грех».

Когда Иисус Христос шел на распятие, на Него были возложены все грехи настоящего, прошлого и будущего. Возложив на Него наши грехи, Бог излил Свой гнев на Него, как если бы Христос Сам совершил каждый из этих грехов. В Ис. 53:10 мы читаем: «Но Господу угодно было поразить Его и Он предал Его мучению».

Не следует ограничивать страдания Христовы тем, что Он перенес от римских солдат. Он занял место грешников перед Богом и испил предназначенную для них чашу гнева. Его страдания на кресте равнялись мукам грешников в вечном аду. Он пережил отделение от Отца. Иисус, Который от века пребывал в неразрывном единстве с Отцом, на кресте воскликнул: «Боже Мой! Боже Мой! для чего Ты Меня оставил?» (Мф. 27:46). Этот возглас выражал, скорее всего, мучение, а не недостаток понимания. Когда же страдание во искупление грехов мира завершилось. Он сказал: «Совершилось!» (Ин. 19:30). И теперь Тот, Кто недавно восклицал: «Боже Мой! Боже Мой! для чего Ты Меня оставил?» — мог уже сказать: «Отче! в руки Твои предаю дух Мой!» (Лк. 23:46).

И когда были произнесены эти слова, была принесена величайшая в истории Вселенной заместительная жертва. Иисус, Чье единство с Богом было нарушено, когда на Него возложили груз наших грехов, уплатил выкуп и тем самым уничтожил преграду, отделявшую Его от Отца. Открылся путь к заместительной жертве Иисуса Отцу. Открыв этот путь для Себя, Иисус открыл его для нас. Он отождествил Себя с нами в нашей отверженности пред Богом, чтобы мы могли отождествить себя с Ним в Его единении с Богом. Он отождествил Себя с нами в наших грехах, чтобы мы могли отождествить себя с Ним в Его праведности.

Уплата выкупа через правильную замену — это единственный способ спасти человека, приемлемый для Бога. Как пишет Уильям Шедд,

Вечный Судья может проявить сострадание, а может и не проявить, но Он должен осуществить правосудие. Он не может ни изъять из закона его отдельные положения, ни отменить его вообще. Единственная возможность избавить от наказания человека, осужденного приговором карательного правосудия, — это перенести наказание на другого. Сами эти требования должны быть восприняты или удовлетворены либо самим человеком, либо тем, кто его заменяет... И эта необходимость в искуплении является абсолютной, а не относительной. Это не значит, что необходимой ее сделало божественное решение, которое могло бы быть иным. Не стоит думать, что Бог мог бы спасти человека и без заместительного искупления, если бы Он того пожелал. Это означало бы, что Бог мог бы отменить закон и справедливость, если бы захотел. (Williaam G.T.Sbedd,Dognuttic Theology, Grand Rapids: Zondervan Publishing House, Classic Reprini Edition, pp.436,437.)

Но как же смог Христос за такое краткое время пребывания на кресте в полной мере перенести наказание за наши грехи? Необходимо разобраться, что такое наказание за грех. Применительно к человеку это вечная смерть. Грешник расплачивается вечно. Почему это так? Я предлагаю следующее объяснение. Наказание за грех против святой и бесконечной Личности — это бесконечное наказание. Человек же бесконечен лишь в одном измерении своего бытия, то есть в продолжительности своей жизни. Человек будет существовать всегда. Единственная возможность для человека нести вечное наказание — это расплачиваться за грех вечно. Следовательно, ад вечен.

Что касается Христа, то Он по Своей божественной природе бесконечен в Своих возможностях. Для того чтобы пережить вечное наказание. Ему не нужна вечность. Если бы это было не так, то спасение было бы невозможным. Единственный подходящий вариант замены — это Воплощение Бога. Заменяющий должен быть человеком, чтобы иметь право искупить; и Он должен быть Богом, чтобы быть в силах искупить.

Я не утверждаю, что Иисус подвергся тому же наказанию, которое выпало бы человеку. Но Он пострадал в равной мере. Если мы говорим, что Иисус в искупление наших грехов спустился в ад, это не значит, что Он попал в огненное озеро. Подразумевается, что Он подвергся равнозначному наказанию.

Обратимся теперь к активному послушанию Христа. Умилостивление — один из наиболее содержательных терминов, обозначающих заместительную жертву Богу в Новом Завете. Основное место, иллюстрирующее смысл умилостивления или «умилостивительной жертвы» (Рим. 3:25-26), содержит тождественный перевод греческого понятия. (Тем, кто интересуется подробностями вопроса о переводе, я посоветовал бы обратиться к статье об умилостивлении: Leon Morris Propitiation II Baker's Dictionary of Theology, pp. 424-425.)

Слово умилостивление в библейском контексте означает отвращение гнева Божия и восстановление благоволения Божия к кому-либо. В Евр. 9:5 слово, обычно переводимое как умилостивление, переводится как очистилище и относится к крышке ковчега завета. Крышка ковчега завета была местом умилостивления в ветхозаветной скинии. Необходимо знать, что происходило в этом «месте умилостивления» в скинии.

Ковчег завета был расположен во Святом-святых, куда первосвященник заходил только раз в год, в день очищения. В ковчеге завета хранились скрижали закона. Закон представлял собой заповеди, требовавшие праведности и наказания за грех в случае нарушения закона. Когда первосвященник приносил в жертву козла в день очищения и кровью его кропил очистилище во Святом-святых, то этим он как бы говорил закону: «Мое действие символизирует удовлетворение требований закона, предъявляемых к грешникам».

Тем, что животное должно было быть без пятна и порока, обозначалась праведность, а тем, что его убивали, обозначалась уплата выкупа за грех путем замены. Всем этим обозначалось удовлетворение требований закона, предполагавшее как уплату выкупа, так и соблюдение праведности.

Из всего вышеизложенного мы можем заключить, что место умилостивления было местом удовлетворения требований закона. А это показывает, каков был замысел умилостивления. Оно было задумано, чтобы удовлетворить карательные требования закона именно таким образом, каким Бог мог отвратить Свой гнев от грешника, верующего во Христа, и вместе с тем не нарушить Своего правосудия. Предназначением умилостивления было удовлетворить требование праведности таким образом, чтобы дать Богу основания смиловаться над грешником, верующим в Иисуса, и в то же время не игнорировать Свое правосудие.

Иисус Христос реально совершил то, что символизировало ветхозаветное жертвоприношение в день очищения. Он прожил абсолютно безгрешную жизнь, исполнив требования праведности. Он уплатил полностью выкуп за грех и тем удовлетворил требованию понести наказание за грех. Таким образом, умилостивление — это полное удовлетворение требований закона (праведности и наказания за грех) Иисусом Христом, что позволило Богу отвратить Свой гнев от грешников, верующих в Иисуса, и смиловаться над ними, не переставая оставаться Богом справедливости.

В искупительной жертве Иисуса Христа нам дано наивысшее откровение Божией святости и любви. Святость Божия проявилась в требовании, чтобы прощение было обязательно заслужено удовлетворением всех заповедей нравственного закона Божия. Величайшая честь, когда-либо оказанная святости Бога, была оказана Сыном Божиим, когда Он полностью удовлетворил требованиям закона, чтобы сделать наше спасение возможным. В заместительной жертве проявилось наивысшее уважение к святости Бога.

Любовь, явленная нам на кресте, — это наивысшее из возможных проявлений любви. Она навсегда останется беспримерным образцом любви. Безгрешный Сын Божий ради тех, кто согрешил против Него, испил полную чашу гнева Божия, чтобы грехи их были прощены. Крестная жертва, как ни одно другое событие в прошлом и будущем, показывает верховенство святости и подчиненность ей любви. Хотя крест и является основанием благодати, он также является основанием для нас придавать серьезнейшее внимание святости.

II
Оправдание по теории удовлетворения

Невозможно получить полное представление о заместительной жертве, не затрагивая также учения об оправдании. Именно поэтому я рассматриваю оправдание здесь, а не в следующей главе.

А. Природа оправдания

У оправдания есть два аспекта. Негативный аспект — это отпущение грехов, а позитивный — восстановление в благоволении Божием.

Б. Основание для оправдания

Наше оправдание основано на. вменении нам искупительной жертвы Христа. Приведенная ниже таблица поможет нам понять, в чем же заключается оправдание.

Мы уже видели, каким образом была принесена заместительная жертва. Теперь вопрос в том, каким образом смерть Христа и Его праведность могут быть занесены на наш счет. Условием этого является вера во Христа (Рим. 3:28, 4:1-25, Гал. 2:16, 3:1-18).

Дебет

Грешник

Кредит

Абсолютная праведность

 

Не уплачено

Вечная смерть

 

Не уплачено

 

Дебет

Верующий

Кредит

Абсолютная праведность

 

Праведность Христа

Вечная смерть

 

Смерть Христа

  Уплатил сполна, или оправдан  

 

Хотя от нас требуется лишь вера во Христа, чтобы мы могли иметь на своем счету заслугу смерти и праведности Христа, весь процесс этим не ограничивается. Основанием для вменения Христовой смерти и Христовой праведности является соединение верующего со Христом. Заместительная жертва, совершенная за нас Христом, была не простой заменой. Это было замещение такого рода, что в результате верующий мог сказать: «Я сораспялся Христу» (Гал. 2:20).

Писание, несомненно, свидетельствует о том, что заслуга Христовой заместительной жертвы, благодаря которой мы оправданы, вменяется нам именно через соединение со Христом. Павел говорит: «Так и вы почитайте себя мертвыми для греха, живыми же для Бога во Христе Иисусе, Господе нашем» (Рим. 6:11). Именно «во Христе Иисусе, Господе нашем» должны мы сознавать себя мертвыми для греха и живыми для Бога. У Павла же есть еще слова: «Итак нет ныне никакого осуждения тем, которые во Христе Иисусе» (Рим. 8:1). Основанием для снятия осуждения является пребывание «во Христе Иисусе».

В Рим. 6:3-4 и Гал. 3:27 в качестве метонимии используется понятие крещения. Метонимия — это фигура речи, в которой одно слово заменяет другое таким образом, что либо причина заменяет следствие, либо следствие — причину. Например, фраза «ибо Он есть мир наш» (Еф. 2:14) означает, что Христос — причина или источник мира. При использовании этого же приема внешняя оболочка может заменять содержание. Пример тому — чаша, обозначающая содержимое чаши в повествовании о тайной вечере (1 Кор. 11:25). Вместо обозначаемой реалии дается символ. Я думаю, что таким же образом употребляется и слово крещение в нижеследующей цитате.

В Рим. 6:3 Павел пишет: «Неужели не знаете, что все мы, крестившиеся во Христа Иисуса, в смерть Его крестились?» Этот стих показывает нам, каким образом достигается упомянутая в стихе 2 смерть верующего для греха. Крещенные в Иисуса Христа, мы были крещены в Его смерть. Именно таким образом Его смерть становится нашей смертью. Этот стих показывает также, какая смерть здесь подразумевается: это смерть Иисуса. Он умер для греха единственно возможным образом — смертью в наказание.

Утверждая, что в этом стихе крещение является метонимией, мы подразумеваем, что в данном контексте крещение наделяется свойствами, которые в действительности принадлежат обозначаемой реалии. Водное крещение не крестит человека во Христа, оно лишь обозначает крещение во Христа. Во Христа крестит крещение Духом Святым (1 Кор. 12:13). В этом крещении мы соединяемся со Христом, и в этом единении Его смерть становится нашей смертью.

Павел говорит, что единение со Христом достигается путем этого крещения во Христа, что явствует из стиха 5. Греческое слово sumphutos, обычно переводимое как соединены, лучше было бы переводить срослись, поскольку оно обозначает тесный союз. Понятие союза часто встречается в переводах. Его смысл в том, что благодаря соединению со Христом мы достигаем «подобия Его смерти». Как правило, говорится, что мы умерли с Ним или в Нем. В этом случае слово подобие использовано для того, чтобы отметить, что мы получаем заслугу Его смерти, хотя и не перенесли ее мук и страданий.

Далее Павел развивает мысль о том, что в этом соединении мы обретаем смерть Иисуса как свою собственную смерть. В стихе б, который объясняет стих 5, мы читаем: «ветхий наш человек распят с Ним». «Ветхий человек» здесь — это наша личность до спасения, а не наша грешная природа. Когда человек становится «новым человеком» через обращение, то все, чем он был до этого, становится его «ветхим человеком», потому что сам он стал новым.

Из стиха 7, в котором говорится об оправдании, явствует, что распятие нашего ветхого человека было смертной казнью, которую мы перенесли со Христом. Слово, которое здесь переведено как освободился, — это греческое dikaioo, и его нужно было бы переводить словом оправдан. Оправдывает лишь смерть во искупление — это смерть Христа.

В стихе 8 развивается мысль об отождествлении в смерти: «Если же мы умерли со Христом...» И если у кого-нибудь было хоть малейшее сомнение в том, что мы умерли через соединение со Христом, то стих 11 должен его абсолютно в этом убедить. Павел ясно говорит, что мы должны «почитать себя мертвыми для греха, живыми же для Бога во Христе Иисусе, Господе нашем» (Рим. 6:11).

Из рассмотренной цитаты можно сделать три бесспорных вывода. 1) Павел говорит о соединении со Христом. 2) Это соединение уподобляет нас Христу в Его смерти. 3) Эта смерть является смертью во исполнение наказания.

Я знаю, что в представлении большинства «смерть для греха» — понятие скорее этическое, чем связанное с исполнением наказания. В изысканиях по поводу «смерти для греха» я приобрел твердую уверенность в том, что Павел имел в виду смертную казнь. Этот вывод опирается на комментарии Дэвида Брауна, Томаса Уэлшерса, Роберта Хэлдейна, Джеймса Моррисона, Дж.Маула и Уильяма Шедда. (Leroy Forlines, A Study of Paul's Teachings on the Believer's Death to Sin and Its Relationship to a New Life (неопубликованная диссертация, представленная на соискание степени магистра искусств), Winona Lake School of Theology, 1959.) Некоторые, возможно, станут настаивать на этической трактовке понятия, поскольку рассматриваемый фрагмент имеет отношение к освящению. Позже я покажу, каким образом смерть во исполнение приговора соотносится с освящением.

Но мы основываемся не только на этом фрагменте. Наша интерпретация смерти согласуется с контекстом и в Гал. 2:20. По поводу стихов Гал. 2:19-20 Шедд пишет, цитируя Элликота:

Смысл таков: «я умер не только для закона, но и потому, что этого требовал закон». Таким образом, можно перефразировать его мысль По-другому: «Из-за моего греха я по закону был осужден на казнь; но, перенеся эту казнь со Христом и во Христе, я умер для закона в наиболее полном и глубоком смысле слова: я свободен от его обвинений и я выполнил его требования».

Далее Шедд излагает свои собственные соображения:

Некоторые из комментаторов объясняют сораспятие Павла Христу как его личное сострадание к участи Христа. Но личное сострадание Павла не могло бы послужить основанием считать его «мертвым для закона». Основанием этого являются искупительное страдание Христа.

Рассмотрев 2 Кор. 5:15-16 и 2 Тим. 2:11, Шедд заключает:

Данные места, несомненно, доказывают, что св. Павлу близко учение о соединении верующего со Христом в Его заместительной смерти для греха и что он выразил его с полной силой. (William G.T.Shedd, A Critical and Doctrinal Commentary on the Epistle of St. Paul to the Romans, Grand Rapids: Zondervan Publishing House, repr. 1879 ed., pp. 148,149. )

Шедд называет союз Христа с верующим духовным союзом; об этом он пишет так:

На этом духовном и мистическом союзе основан представительный и юридический союз Христа с Его народом. Поскольку эти люди духовно, сущностно, вечно и мистически едины с Ним, то Его заслуга вменяется им, как и грехи их могли быть вменены Ему. Вменение в заслугу Христовой праведности предполагает союз со Христом. Она не может быть вменена неверующему, поскольку он не соединен со Христом верой (William G.T.Shedd, Dogmatic Theology, vol. 2; 2 volumes, Grand Rapids: Zondervan Publishing House, Classic reprint edition, p.534.)

Джон Уолвурд пишет по поводу союза Христа с верующим:

С учением об уподоблении [в этой статье автор уже объяснил, что союз обычно употребляется как синоним уподобления} связаны важные богословские истины. Верующий отождествляется с Христом в Его смерти (Рим. 6:1-11); погребении (Рим. 6:4); в Его воскресении (Кол. 3:1); вознесении (Еф. 2:6); в Его царстве (2 Тим. 2:12) и в Его славе (Рим. 8:17). Однако уподобление Христу имеет свои пределы. Христос уподобился всему человечеству через Боговоплощение, но уподобляются Христу одни лишь истинно верующие. Уподобление верующего Христу влечет за собой то, что определенные аспекты личности и служения Христа приписываются верующему, но это не распространяется на обладание свойствами Второго Лица Троицы; и при этом сохраняются личностные различия между верующим и Христом. Однако, в целом, отождествление со Христом — это одно из наиболее важных учений, необходимых для рассмотрения всеобъемлющего замысла благодати. (John F.Walvoord, Identification with Christ //Baker's Dictionary ofTheology, edited by Everett F.Harrilon, Grand Rapids: Baker Book House, I960, p.276.)

Благодаря отождествлению через союз то, что в действительности не являлось частью жизненного опыта человека, становится его частью в отождествлении. Например, до того как Гавайи стали частью Соединенных Штатов, гражданин Гавайских островов не мог сказать: «Мы отмечаем день нашей независимости 4 июля». Но вот то, что случилось 4 июля 1776 года, стало частью их истории. История Соединенных Штатов стала историей Гавайских островов, а история Гавайских островов стала историей Соединенных Штатов.

До соединения со Христом через веру человек не может сказать: «Я умер со Христом», но сразу же после соединения со Христом он может сказать: «Я умер со Христом». История распятия стала его историей, но не в действительности, а по отождествлению, так что на него сполна распространяются заслуги этой смерти. В то же самое время история наших грехов становится историей Иисуса — не в смысле, что они воздействовали на Его личность, но в том смысле, что в Нем наши грехи были наказаны, поскольку Он за них расплатился. Он взял на Себя ответственность за наши грехи, но Он уже понес наказание за них на кресте. Именно об этом аспекте истины говорил Шедд в приведенной выше цитате: «их [верующих] грехи могли быть вменены Ему».

До сих пор речь шла о вменении в заслугу верующему смерти Христовой; теперь обратим внимание на вменение Христовой праведности. Говоря о праведности Христа, мы подразумеваем активное послушание Христа, с которым Он прожил всю Свою жизнь в совершенной святости. Возможно, нам следует понимать праведность как «то, что требуется, чтобы оправдать кого-либо или сделать его праведным перед Богом», и включать в это понятие как искупительную смерть, так и праведную жизнь Христа. Однако, в любом случае, оно явно относится к праведной жизни Христа.

Во 2 Кор. 5:21 Павел говорит: «чтобы мы в Нем сделались праведными пред Богом», а в Флп. 3:9: «и найтись в Нем не со своею праведностью, которая от закона, но с тою, которая через веру во Христа, с праведностью от Бога по вере». В этих стихах речь идет о нашей праведности во Христе. Во втором случае ясно, что Павел говорит не о той праведности, которой обладает, поскольку она происходит от него, но о праведности от Бога.

В Рим. 1:18 — 3:20 Павел говорил о том, что человеку необходима праведность, но сам человек в себе и от себя не может быть праведным. В Рим. 3:21 он возвещает о надежде для беспомощных людей, говоря о данной от Бога праведности, которая не зависит от личного соблюдения закона. Она дается Богом при условии веры. В Рим. 4:6 Павел упоминает о праведности «независимо от дел»; в Рим. 5:17 — о даре праведности; в Рим. 10:3 — о праведности Божией, которой нужно было покориться, а не устанавливать свою собственными усилиями. В итоге можно сказать, что праведность, которая нас оправдывает, — это праведность Христа, отнесенная на наш счет как дар при условии веры.

Если мы верим, то соединяемся со Христом, На основании этого союза мы обретаем заслугу Его смерти и Его праведности. Смерть и праведность Христа становятся нашими смертью и праведностью, и потому Бог Судья объявляет нас праведными.

В. Оправдание основано на реальной праведности, а не только на ее провозглашении

Некоторые придают особое значение слову объявить. Они утверждают, что мы не являемся праведными, а только объявлены таковыми. Но я с этим не согласен. Поскольку смерть и праведность Христа переходят на нас, мы становимся праведными. Объявленная праведность — это праведность реальная. Справедливо, конечно, что сами в себе мы не являемся абсолютно праведными, но ведь мы и не объявлены праведными в себе самих. Мы объявлены праведными на основании реальной праведности, праведности Христа. Как будет видно в дальнейшем, концепция «объявленной праведности» относится к теории Божьего правления, а не к теории удовлетворения.

Г. Оправдание: Бог как Судья

Необходимо отметить, что в оправдании Бог выступает в качестве Судьи. Бог как Судья может оправдать нас только таким способом, который не нарушает Его собственной святости и показывает Его заинтересованность в нашей святости. Нравственные заповеди Божий в целости сохранены и ясно продемонстрированы в замысле заместительной жертвы и оправдания.

Поверхностное представление о том, что счет оплачен заслугой смерти и праведности Христа, ведет к недопониманию благодати и имеет серьезные моральные последствия. Это представление страдает противоречивостью и недостаточным вниманием к моральной ответственности верующего.

Конечно, оправдание совершается благодатью, которая является незаслуженной милостью, — это неоспоримый факт, его нельзя искажать. Но есть два пути понимания благодати:

верный и неверный. Благодать следует понимать в контексте морального закона, а не моральный закон в контексте благодати. То есть мы исходим из закона, а благодать согласуется с требованиями и рамками закона. Неверно было бы начать с благодати и подгонять закон по ее меркам.

В Рим. 3:31 Павел пишет: «Итак мы уничтожаем закон верою? Никак; но закон утверждаем». Действие благодати совершается в рамках наивысшего уважения к закону. Человек был осужден святым законом Божиим из-за своего греха. Святость Божия допускает только такой замысел искупления, который в полной мере согласуется с законом Божиим. Единственный утвержденный Богом план заместительной жертвы — тот, который полностью удовлетворял святости Божией, — выполнял все требования закона. Оправдание — это дело Бога-Судьи. Бог, как Судья, обеспечивает при этом полное соблюдение требований закона. Оправдать кого-либо невозможно без полного удовлетворения требований закона. Полное обеспечение требований закона и нравственная установка Бога отчетливо продемонстрированы в замысле заместительной жертвы и оправдания. Было бы абсурдно, если бы Бог, Который так непреклонно отстаивал Свею святость принесением заместительной жертвы, затем открыл такой путь христианской жизни, в которой святость была бы необязательна.

Если мы исходим из благодати и пытаемся поставить ее на шаткое моральное основание, то этим мы искажаем и закон, и благодать. Поспешные заключения, выводимые из такого построения, ошибочны и опасны. Получается, что хотя моральная ответственность и хороша, но она необязательна: поскольку Иисус удовлетворил требованиям закона, а единственным условием спасения является вера, то вполне допустимо, чтобы человек сколь угодно грешил и в то же время был христианином. Опровергать это представление мы должны осторожно, чтобы не исказить понятие благодати; но не опровергать его нельзя, иначе мы исказим и благодать, и закон. Мы боремся с этим взглядом не изменением природы заместительной жертвы и оправдания, а тем, что представление об оправдании у нас сопровождается соответствующим учением об освящении. Этим мы займемся далее, в главе об освящении.

Д. Заместительная жертва как результат

Искупление и оправдание были задуманы для разрешения конфликта между Богом и человеком. Грех человека закрыл путь единения с человеком со стороны Бога. Оправдание открыло этот путь. Оно подготавливает нас к заместительной жертве и к общению с Богом.

Полнота заместительной жертвы предполагает жертву и с нашей стороны, то есть покаяние и возрождение, о которых мы. поговорим в дальнейшем. В результате всего этого мы вновь обретаем общение с Богом. Живое, личностное отношение, в котором мы испытываем столь насущную потребность, реализуется в спасении. Все это опирается на искупление и оправдание. Логическая состоятельность и адекватность искупления и оправдания отвечает потребности нашего ума. Прощение грехов и восстановление в милости Божией и в общении с Богом отвечает потребности нашего сердца.

 

III
Теория Божьего правления

Большинство консервативных богословов придерживались основных принципов теории удовлетворения. Но были и такие, которые придерживались теории Божьего правления. Впервые она была представлена в трудах Гуго Гроция (1583-1645). Сторонниками взгляда, предложенного Гроцием, стали Джон Майли, Чарльз Финней, Джеймс Фэйрчайлд и Ортон Уайли.

Некоторые несколько видоизменяли эту теорию, чтобы избежать отдельных упреков со стороны противников, но основные принципы сохранились.

А. Основные предпосылки

Основными предпосылками этой теории являются следующие положения. 1) Бог является верховным владыкой. 2) Человек греховен. 3) Бог любит нас. 4) Цель Бога — счастье человека.

Б. Зачем нужно было искупление

Один из основных принципов теории Божьего правления — отрицание абсолютной необходимости наказания за грех. Джон Майли пишет: «Доказывая, таким образом, что грех есть зло, Гроций все же отрицает обусловленную этим абсолютную необходимость наказания за грех. Наказание за грех является справедливым, но не является обязательным». (John Miley, Systematic Theology, volume 2; 2 volumes. New York: Hunt and Eaton, 1894, p. 162.)

Грех требует наказания лишь постольку, поскольку это необходимо для цели божественного руководства. Джеймс Фэйрчайлд показывает, как сторонники теории Божьего правления понимают конечную цель руководства:

И когда мы говорим о том, что мешает божественному руководству, мы должны понимать под этим то, что вредит великим интересам Его разумно устроенной и зависимой от Него Вселенной. Иногда мы говорим о необходимости защиты чести Бога как правителя, или о почитании закона Божия, или об удовлетворении требований правосудия. Все эти понятия имеют определенное значение; но все, что есть важного в их содержании, обобщается одной ясной идеей: обеспечение блага разумному творению Божию, предмету Его Божьего правления. Это единственная задача Божьего правления; и когда она выполнена, то честь Бога, закон и справедливость тоже соблюдены. Искупление совершено, чтобы осуществить эти задачи. (James H.Failchild, Elements of Theology, Oberlin, Ohio: Pearce and Randolf Printers, 1892, p.224.)

Поскольку здесь нет абсолютной необходимости наказания за грех, то и выкуп может быть отменен и не выплачен ни самим человеком, ни его заместителем, если есть другие средства для достижения цели Божьего правления. Отсюда следует, что искупление необходимо для обеспечения интересов Божьего правления, поскольку слишком легко полученное прощение стало бы причиной многих проблем. Майли так объясняет мнение Гроция:

Слишком легко полученное или же слишком часто повторяющееся прощение (особенно если основания его недостаточно прочны) уничтожило бы авторитет закона или же сделало бы его бессильным для его великого предназначения в качестве руководства. Таким образом он [Греции] объясняет необходимость искупления (или его заместительного исполнения), которое через отмену наказания может достигнуть этой цели. (Miley, op.cit. p. 163.)

Необходимость искупления опирается на потребность в средстве, позволяющем простить грех без ущерба для авторитета Божьего правления. Если это достигнуто, то наказание может быть отменено и грехи отпущены.

В. Природа искупления

В теории Божьего правления удовлетворяется правосудие публичное, а не карательное. Удовлетворяются требования не святости Божией, а общественного блага. Чарльз Финней пишет:

Публичное правосудие в своем осуществлении состоит в обеспечении и защите общественных интересов при помощи такого законодательства и такой реализации закона, которые необходимы для достижения наивысшего блага общества. Это предполагает исполнение предписанных законом наказаний за преступление, но не в той ситуации, когда сделано что-либо другое, что может действительно послужить общественным интересам. В последнем случае общественное правосудие требует отмены исполнения наказания по причине прощения преступника. Карательное правосудие не допускает исключений, но наказывает без жалости за каждое нарушение закона. Публичное правосудие делает исключения столь часто, сколь это допускается или требуется интересами общественного блага. (Charles G.Finney, Finley's Lectures on Systematic Theology, edited by J.H.Fair-child, Grand Rapids: William B.Eerdmans Publishing Company, repr. 1878 rev. ed., p.259.)

В обеспечении интересов общественного блага наказание является моральным доводом против нарушения. Смерть Иисуса Христа не считается карой за грехи. Иногда сторонники теории Божьего правления пользуются понятием наказание в широком смысле слова, но никогда — в прямом смысле. Смерть Иисуса Христа — это замещение наказания. Она заняла место наказания и послужила тем же целям, что и наказание.

Согласно Майли, Гроций рассматривал смерть Христа как наказание:

И он очень свободно пользуется понятием замены наказания. Но все же он, видимо, не считает страдания Христа наказанием в прямом смысле слова и, конечно, не рассматривает их как заместительное исполнение наказания за грех для удовлетворения чисто карательного правосудия. (Miley, loc.cit.)

Фэйрчайлд пишет по поводу применения теории Божьего правления в отношении смерти Христа:

Представленная теория не утверждает, что Христос перенес предписанное законом наказание... В самом прямом смысле слова смерть Христа занимает место наказания кающегося грешника в правлении Бога как моральная сила; таким образом, это и есть то, о чем Писание говорит: «Христос умер за нас» и «грехи наши Сам вознес Телом Своим на древо». Страдание Христа сделало необязательным наказание кающегося. ('24Fairchild, op.cit., p.229.)

Возникает вопрос, что же является моральной силой в смерти Христа. Фэйрчайлд объясняет:

...Отношение Бога к греху проявляется в том, что исправление вреда, причиненного грехом, и восстановление погибшего человека возможно лишь благодаря столь важному событию, как приход Еммануила, праведного и послушного даже до смерти...

И снова необходимо отметить, что в смерти Христовой грех проявил себя... Ни разу грех не демонстрировался в такой степени своей порочности и отвратительное как в этом позорном деянии; и с того дня до наших дней воспоминание о кресте заставляло мир стыдиться греха...

...Она показывает красоту святости даже больше, чем уродливость греха. Характер Спасителя и Его жертва — это наилучшее проявление благости и бескорыстной преданности, какое когда-либо видел мир...

И опять же, крест — это проявление любви Божией как сочувствия и сострадания к грешникам... Благость и строгость Бога соединились в великом уроке креста.

Согласно теории Божьего правления, смерть Христа важна как откровение: она является проявлением отношения Бога ко греху как ненависти ко греху и проявлением красоты святости и любви Божией.

 

IV
Оправдание по теории Божьего правления

А. Верующему не вменяются ни смерть, ни праведность Христа

Фэйрчайлд пишет: «Богословы, которые считают, что Христу могли быть вменены наши грехи, а нам — Его праведность, рассматривают оправдание как акт закона: объявление грешника праведным перед законом... Более простое и логичное объяснение в том, что не может быть ни перенесения, ни вменения ни греха, ни праведности».

Б. Вера, вмененная за праведность

Согласно теории Божьего правления, наказание отменяется, поскольку через заместительную жертву грешник обращается к вере во Христа. Нижеследующая таблица поможет нам понять, как происходит оправдание в этой теории.

Дебет

Грешник

Кредит

Абсолютная праведность

 

Не уплачено

Вечная смерть

 

Не уплачено

 

Дебет

Верующий

Кредит

Абсолютная праведность

 

Вера

Вечная смерть

 

Отменяется

 

Оправдан

 

 

Абсолютная праведность — это то, чего Бог требует от грешника, а вечная смерть — это наказание за нарушение. Ввиду того, что грешник уверовал во Христа, Бог отменяет наказание и вере придается то же самое значение, которым обладала бы абсолютная праведность. Вера не является абсолютной праведностью, но она засчитывается в праведность (или как праведность). Фэйрчайлд утверждает: «Вера — это другое название праведности, диктуемой законом». Сторонники теории Божьего правления могут расходиться во мнении по поводу деталей трактовки понятия «веры, засчитанной в праведность», но все они единогласно утверждают, что не может быть вменения верующему смерти Христа или Его праведности. Так что небольшие разномыслия не оказывают существенного воздействия на саму теорию.

Поскольку в теории Божьего правления оправдание является простым объявлением праведности, не основанным на абсолютной праведности, то здесь вполне логичным будет обратить особое внимание на слово объявить. Верующий объявлен праведным, но он не является таковым. Предполагается, что так осуществляется благодать. Теория удовлетворения не требует такой трактовки слова объявить, верующий объявлен праведным, поскольку он обладает истинной праведностью — праведностью Христа.

В. Оправдание как действие Бога-Властителя

Судья обязан следовать закону и придерживаться его. Он может объявить человека оправданным только в случае, если это человек прав перед законом. У верховного властителя возможности шире: это проявляется в его праве прощать.

Согласно теории Божьего правления, Бог как Верховный Властитель объявляет верующего праведным не по жесткому мерилу закона, а таким образом, который рассчитан на обеспечение общественного блага. Именно это позволяет Ему отменить наказание. Осуществляется не карательное правосудие, а общественное правосудие.

Финней пишет:

Суд никогда не прощает и не отменяет исполнения приговора, поскольку это функция не суда, а исполнительной или законодательной власти. В наших правительствах эта функция часто бывает вверена главе исполнительной власти, который обычно является по крайней мере и ветвью законодательной власти. Но право прощать никогда не относилось к судебной власти...

Оно состоит не в том, что законно провозглашает грешника праведным, а в том, что правительство обращается с ним совершенно так же, как если бы он был оправдан; то есть это право состоит в амнистии или прощении со стороны власти, когда исполнение вынесенного законом приговора приостанавливается и отменяется...

 

V
Критика теории Божьего правления

Хотя у теории Божьего правления есть много существенных отличий от либералистской теории морального влияния, в их воздействии на нравственность есть несколько опасных параллелей. 1) Обе теории отрицают, что в божественной природе есть начало, требующее удовлетворения через искупление. 2) Обе они отрицают абсолютную необходимость самого наказания за грех. 3) В обеих теориях значение смерти Христа имеет значение лишь в качестве откровения.

Теория Божьего правления признает учение, что ад уготован тем, кто не принимает Христа верою. Либералистское понимание провозглашает всеобщее спасение. Строго говоря, оно не признает наказания за грех. Для него главное значение смерти Христовой состоит в явлении любви Христовой. С одной стороны, любовь Божия уверяет грешника, что нет препятствий к его обращению. С другой стороны, любовь Божия — это моральная сила, которая должна произвести нравственный переворот в душе грешника. Великая любовь Божия проявилась в том, что это впечатляющее откровение задумано, чтобы совершить нравственный переворот. В теории Божьего правления смерть Христа открывает святость Бога, серьезность греха, любовь Божию и заботу Бога о сохранении Своего Божьего правления.

В разборе теории удовлетворения я выдвигал основания для утверждения абсолютной необходимости наказания за грех. Этого требует святая природа Бога. А если святая природа Бога требует, чтобы грех был наказан, то отрицать эту истину — серьезная ошибка. Теория Божьего правления предлагает акцентировать значение святости и серьезность греха. Но в оценке значения святости и серьезности греха теория Божьего правления намного отстает от теории удовлетворения. Согласно теории удовлетворения, значение святости так велико, а грех так серьезен, что для спасения необходимо полное удовлетворение требований закона Божия, чтобы Бог, как Судья, мог провозгласить человека оправданным. Что касается теории Божьего правления, то там Бог в Своей верховной власти может отменить наказание за грех и объявить праведным того, кто в действительности таковым не является.

Все важные истины, утвердить которые обещает теория Божьего правления, уже нашли свое лучшее выражение в теории удовлетворения. Теория удовлетворения более успешно показывает значение святости и серьезность греха. Она дает более глубокое понимание любви Божией и создает более прочное основание для уважения к власти Бога.

Следует отметить, что хотя теория удовлетворения открывает важное значение святости, серьезность греха и чудо любви Божией, но это ее откровение не обеспечивает заместительной жертвы. Заместительная жертва основана на полном удовлетворении требований закона. Бог использует искупление как орудие откровения, но откровение не является средством искупления. Это откровение Бог использует для того, чтобы привести людей ко Христу и утвердить святость и любовь среди верующих.

Хотя в учении об откровении у сторонников Божьего правления и у либералов можно найти существенные различия, я не считаю, что эти различия в состоянии надежно защитить от влияния либерализма. Как я склонен думать, хотя и не занимался изучением этого вопроса специально, история наглядно может показать, сколько приверженцев теории Божьего правления пришло к либерализму.

Наиболее важный вывод относительно теории Божьего правления тот, что ее сторонники серьезно воспринимали Писание. Они выдвигали свою теорию как библейское учение. Сторонники теории морального влияния недооценивали Писание. И гарантия от уклона к либерализму сторонников теории Божьего правления, скорее, в их приверженности к Писанию, а не в логических аргументах против теории морального влияния.

Одно из важнейших различий между теорией удовлетворения и теорией Божьего правления состоит в тех задачах, для выполнения которых они предназначены. Теория Божьего правления сосредоточена на человеке: она стремится обеспечить благополучие человечества. В центре теории удовлетворения — Бог; сторонники этой теории стремятся к исполнению требований природы Божией.

На мой взгляд, теория Божьего правления явно страдает несостоятельностью. Она находится в опасной близости к либерализму. Коль скоро человек отрицает абсолютную необходимость наказания за грех, уже ничто не препятствует ему склониться к теории морального влияния. И единственная защита от этого — приверженность Писанию, а не логические доказательства.

 

VI

Возражения против теории удовлетворения со стороны приверженцев теории Божьего правления

А. Исполнение наказания не обязательно

Поскольку я уже разобрал этот вопрос, излагая теорию удовлетворения, то возвращаться к нему не стоит и это возражение я привожу лишь для того, чтобы перечень возражений был полным.

Б. Исполнение наказания через заменяющее лицо невозможно

Существует два типа наказаний, предусмотренных судебной системой: денежный штраф и личное наказание. Вполне возможно, чтобы денежный штраф был уплачен через замещающее лицо. Но личное наказание предполагает, что осужденный сам попадает в тюрьму или предается смерти. Наша юридическая система не допускает заместительного исполнения личного наказания. Наказание за грех является не денежным штрафом, а личным наказанием. Таким образом, из этого делается вывод, что заместительная жертва невозможна.

В этом возражении есть один существенный момент. Одна лишь простая замена, при которой один человек делает что-либо за другого или вместо другого, не могла бы совершить искупление.

Ответ на это возражение заключается в союзе Христа с верующем, о котором мы уже говорили применительно к теории удовлетворения. Благодаря отождествлению себя со Христом верующий может сказать: «Я умер с Христом», — и это действие может быть расценено как воспринятое им, а не просто как действие, совершенное для него.

В нашей юридической системе не может быть заместительного наказания, потому что мы никак не можем сказать, что человек сидит в тюрьме, если его там на самом деле нет. Но во Христе мы можем сказать, что умерли с Ним, хотя в действительности мы не умирали.

В. Теория удовлетворения неизбежно приводит к признанию либо всеобщности спасения, либо ограниченности искупления

Некоторые пытаются доказать, что все, за кого умер Христос, должны по необходимости быть спасены, поскольку Его смерть покрывает их долги и таким образом создает необходимое основание для их спасения. Либо Христос умер за всех, и все будут спасены, — либо Он умер только за избранных, и только избранные будут спасены.

И снова ответ на это возражение основан на том, каков был тип замены в искуплении. Христос умер за всех предваряющим образом. Он подвергся каре гнева Божия за грех, но одно лишь это не делает автоматически Его смерть достоянием каждого. Искупление действенно лишь в случае, когда оно отнесено на счет определенного человека, а это происходит только в результате его соединения со Христом. Союз со Христом основан на вере. Потенциальная заместительная жертва предназначена для всех (1 Ин. 2:2), но она приводится в действие, лишь когда человек обратится к вере (Ин. 3:16; Рим. 10:13; Отк. 22:17).

Возможно, кальвинист стал бы настаивать на убедительности этого возражения и утверждать, что Христос умер только за избранных. Но этот аргумент мог бы иметь силу лишь в случае, если мы отрицаем обусловленную заместительную жертву. Если не может быть обусловленной заместительной жертвы, то, следовательно, оправдание того, за кого умер Христос, не потенциальное, а всегда только реальное.

Я не думаю, что кальвинисты отрицают потенциальный аспект заместительной жертвы вообще, поскольку такое отрицание означало бы, что избранные оправданы еще до своего обращения к вере. Кальвинизм учит, что тот, за кого умер Христос, будет обязательно оправдан, но это учение не утверждает, что человек может быть оправдан до того, как обратится к вере, которая является условием спасения. Отрицание обусловленного характера заместительной жертвы возможно, только если мы считаем всех, за кого умер Христос, оправданными еще до того, как они обратятся к вере. Поскольку мы признали, чт® заместительная жертва является потенциальной, то возражение, утверждающее, будто заместительное исполнение личного наказания означает либо спасение всех, либо спасение лишь избранных, теряет свою силу. Потенциальная заместительная жертва, которая становится реальной при условии веры, на основании соединения со Христом, является правильным ответом на это возражение и поддерживает идею заместительности.

Г. Двойная расплата грешников, идущих в ад

Рассуждения о предваряющей заместительной жертве и союзе со Христом дают основания для ответа и на это возражение. Смерть Христа не вменяется в заслугу грешнику, идущему в ад. Его счет не оплачивается вдвойне. Конечно, его грехи были искуплены предварительно, но правосудие запрещает платить два раза, если в графе дебета только одна статья.

Д. Антиномизм как логическое следствие

Некоторые считают, что если мы усваиваем смерть Христову и Его праведность, то нам разрешено грешить. Если счет уже погашен Христом, то человек может жить как угодно.

Противоречие возникает, когда мы рассматриваем оправдание в отрыве от освящения. Однако когда мы сознаем, что освящение всегда сопровождает оправдание, становится ясно, что обвинение в антиномизме также несостоятельно. Сама природа освящения не допускает антиномии.

Не нужно удивляться, когда наше учение об искуплении и оправдании позволяет обвинять нас в разрешении грешить. В этом обвиняли и Павла (Рим. 3:8; 6:1). Но следует позаботиться о том, чтобы быть в силах опровергнуть обвинение. И мы достигаем этого не тем, что корректируем учение об оправдании, а тем, что выдвигаем учение об освящении.

Е. Необходимое следствие: спасенный однажды спасен навсегда

Нетрудно понять, почему выдвигается такое обвинение, и ответить на него также довольно просто. Если мы уже реально пережили то, что совершил на кресте Иисус, следовательно, с нас уже не взыщут снова ту же цену. Действительно, в той мере, в какой мы усвоили смерь и праведность Христа, мы спасены.

Каким образом мы можем утратить наше спасение и снова отдалиться от Бога? Смерть и праведность Христа усвоены нами по отождествлению. Они остаются нашими, пока мы отождествляем себя со Христом, а это происходит, пока мы пребываем в союзе с Ним. Союз дан нам при условии веры во Христа. Когда нарушается наша вера, разрушается и союз, мы утрачиваем отождествление со Христом и Его смерть и праведность перестают быть нашими.

В Ин. 15:2 говорится о том, что мы можем быть отсечены от Христа: «Всякую у Меня ветвь, не приносящую плод. Он отсекает». Мы поговорим об этом в дальнейшем, когда речь зайдет о сохранении праведности. Я упомянул об этом здесь лишь для того, чтобы ответить на возражение против теории удовлетворения.

 

VII
Спасение младенцев

А. Свидетельства из Писания как основание для веры в спасение младенцев

В Библии нет прямого указания по вопросу о спасении младенцев, и судить здесь мы можем лишь на основании косвенных данных. Когда умер маленький сын царя Давида, то Давид, объясняя слугам, почему он кончил поститься после смерти ребенка, сказал так: «А теперь оно умерло; зачем же мне поститься? Разве я могу возвратить его? Я пойду к нему, а оно не возвратится ко мне» (2 Цар. 12:23). Предполагается, что Давид и его дитя встретятся поле смерти, а из этого можно заключить, что дитя пребудет с Богом в вечности.

В Мф. 18:10 Иисус сказал: «Смотрите, не презирайте ни одного из малых сих; ибо говорю вам, что Ангелы их на небесах всегда видят лице Отца Моего небесного». Упоминание об «Ангелах их» позволяет предположить, что они пребывают в благоволении Божием. Мне кажется, что эти указания составляют прочную основу для веры в спасение младенцев.

Б. Предполагаемое объяснение спасения младенцев

Необходимо повторить, что я убежден в спасении младенцев. Я не согласен с теми, кто ставит безопасность младенца в зависимость от его невинности. Согласно их мнению, младенцы находятся в безопасности, но не получают спасения.

Проблема в том, что условием спасения является вера. Дети не способны исповедовать веру. А если это так, то как же они могут получить спасение?

Требование веры (как условие спасения) Бог предъявляет к нам как к личностям, то есть к тем, кто обладает волей. Бог не нарушает целостности нашей личности и свободы нашей воли. В Своем требовании веры Бог обращается к нам как к личностям и ждет от нас ответа. Если бы от нас не требовалось в ответ избрать Христа, то это означало бы, что к нам относятся не как к личностям. В случае с младенцем дело обстоит иначе. Младенец — тоже личность, но еще не вполне развитая и неспособная осуществлять все права и обязанности личности. А потому, когда Бог снимает с младенца грех человеческого рода, это не нарушает прав его личности и свободы его воли, так как он не может еще сказать ни еда», ни «нет». Наверное, этим можно было бы ограничиться, но мне хочется изложить еще несколько соображений по этому поводу.

Вина человеческого рода является виной каждого из нас просто потому, что мы являемся людьми, а значит, потомками Адама. На каждом лежит еще и личная вина — из-за его личных грехов. Поэтому вполне понятно, что последствия искупления применяются для прощения общечеловеческой вины несколько иначе, чем для прощения личных грехов.

Наши личные грехи были возложены на Иисуса на кресте, и мы получаем прощение за них, когда исповедуем веру во Христа и соединяемся с Ним своей личностью.

Когда Иисус Христос воплотился, Он стал членом рода человеческого. Он отождествил Себя с родом, который из-за Адамова греха находился под родовым проклятием. Это отождествление с человеческим родом автоматически давало Ему право на уплату выкупа за грех человеческого рода. Это было возможно потому, что Он отождествил Себя с нашим родом. Но наши личные грехи не могли перейти на Него автоматически, вследствие одного лишь Боговоплощения, поскольку Боговоплощение не вменяло Ему наших личных грехов. Вменение Христу нашей личной вины, как и вменение нам Его смерти и Его праведности, требует соединения нашей индивидуальности со Христом.

Следует выделить несколько положений. I) Природа Иисуса не была греховной благодаря чуду непорочного зачатия. 2) Иисус реально не согрешил в Адаме — Он просто отождествил Себя с греховным Адамом. Это не повлияло на Его личность, как не повлияло на Него вменение Ему наших личных грехов. Реально Он не согрешил в Адаме, как и мы, столь же реально, не умерли во Христе. 3) Отождествление Христа с человеческим родом хотя и не изменило Его личность, но дало Ему право принять на Себя ответственность за общечеловеческий грех и искупить его. 4) Отождествление, о котором идет речь, нельзя назвать пантеизмом, поскольку оно предполагает только ту идентификацию, которая основана на самом Боговоплощении.

Если мы признаем истинность этих положений, значит, мы верим, что вина и осуждение перешли на род человеческий от Адама. И если бы не было Христа, то погиб бы весь человеческий род, включая младенцев. Но благодаря искупительной миссии Христа грех человеческого рода был снят со всех. И если человек попадает в ад, то он отправляется туда по причине своих личных грехов.

Конечно, все сказанное не означает, что человек, достигший сознательного возраста и с тех пор живущий праведной жизнью, не нуждается в спасении. Греховность человеческой природы показывает, что нет человека без греха (Рим. 8:7-8).

Из книги «Библейская систематика»,
изд. «Библия для всех», СПб, 1996

 


Главная страница | Начала веры | Вероучение | История | Богословие
Образ жизни | Публицистика | Апологетика | Архив | Творчество | Церкви | Ссылки